replica rolex milgauss

Пётр Королёв: Джихад успеха

Дата публикации: . Опубликовано в Статьи и мнения

Менее года назад, 29 июня 2014 года на территориях, ранее принадлежащих Сирии и Ираку, было провозглашено новое непризнанное государство – Исламское Государство (ад-Даулят аль-Исламия) с шариатской формой правления и тотальной милитаризацией общества. Генезис Исламского Государства (далее в тексте – ИГ) представляет собой сложное и подчас кровавое переплетение интересов различных вооруженных исламистских группировок, игр региональных и глобальных спецслужб и так далее, однако, вынужденно оставим его за скобками нашего скромного очерка, дабы излишне не перегружать его. В конце концов, в интернете (прежде всего, в англоязычном его сегменте) найдётся достаточное количество весьма пространных статей, отображающих этот генезис и реакцию на него мирового сообщества и политических лидеров.

При этом нельзя сказать, что поначалу российские СМИ уделяли деятельности ИГ особенное внимание – в то время набирала обороты гражданская война на востоке Украины с первыми авиационными и артиллеристскими обстрелами Донецка, Луганска и их пригородов, оттого до поступков каких-то мусульманских фанатиков в израненных своими гражданскими войнами Сирии и Ираке мало кому было дело. А зря, ибо в глобальном масштабе события в Месопотамии намного важнее и серьёзнее, чем ход столкновений на территории, которую часть российских обозревателей называет Новороссией.

И вот почему.

Во-первых, ИГ, наверное, первая, после легендарного "Ордена Ассасинов" (исмаилитов-низаритов), глобальная квазигосударственная организация, идеологически основанная на радикальной трактовке учения ислама. Как и у своих предшественников-низаритов, у ИГ прекрасно поставлена агентурная, разведывательная и идеологическая работа, а к выполнению нетривиальных и дерзких спецопераций привлекаются талантливые стратеги, специалисты обеспечения и исполнители, которые преспокойно используют все достижения технической и информационной западной цивилизации, против которой они формально ведут бескомпромиссную борьбу.

Во-вторых, ИГ находится на ресурсном, экономическом и финансовом самообеспечении, имея множество возможностей для заработка. Это и нелегальная продажа качественной иракской нефти со скидкой 50-70%, и крупные выкупы за захваченных в плен заложников, и банальные грабежи, и "отжимы", и захваченные в иракских госбанках крупные денежные суммы. Если мы добавим к перечисленным источникам дохода еще и выручку от распродажи экспозиций разграбленных иракских и сирийских музеев, и контроль за оборотом наркотиков в регионе, получатся совсем уж внушительные суммы, которые, судя по эффективности действий экстремистов, ещё и используются по назначению. В качестве "вишенки на торте" напомним, что основная территория действий ИГ находится в регионах, исторически буквально наводненных оружием, в которых, до кучи, совсем недавно снова пылали кровопролитные войны.

В-третьих, ИГ производит невероятного качества и огромного ассортимента PR-продукцию. Для "неверных" она представлена, в первую очередь, жутковатыми видеороликами со средневековыми казнями европейских журналистов и иорданских летчиков, сейчас добавили ещё одну "перчинку" - видеоотчеты о разрушении памятников истории и культуры мирового значения. Эта видеопродукция, которую крутят по CNN и другим телеканалам так интенсивно, что закладываются мысли о найме таких СМИ на абонентское обслуживание, - лишь вершина огромного PR-айсберга неведомых специалистов. Как у айсберга все самое интересное в темноте, так и у ИГ. Оказалось, что ИГ имеет профессиональную киноиндустрию, которая уже выпустила несколько "блокбастеров", ориентированных на вирусное распространение в социальных сетях и на флешках в случае отсутствия интернета. Вся продукция дублируется субтитрами на основных мировых языках, включая английский, русский, хинди и турецкий. Но и это не главное. ИГ прямо или "в тёмную" использует десятки тысяч пропагандистов в интернете и социальных сетях, ориентированных на все возможные целевые аудитории. Обработка потенциальных неофитов происходит на разных уровнях, с разными целями, но объединяет эту огромную структуру вербовщиков одно – они действуют тонко и уверенно, находя буквально каждому занятие по душе (например, на территории ИГ функционируют даже русскоязычные школы!). Именно этим доказывается столь грамотно выстроенная финансовая и рекламная машина ИГ, работающая настолько эффективно, что сети каких-нибудь Свидетелей Иеговы могут только позавидовать ее мощи.

Таким образом, мы видим, что ИГ представляет собой не телевизионных бородачей-фанатиков, разъезжающих по пустыням Месопотамии на "джихад-мобилях" (пикапах японского производства с укрепленными на них пулеметах), но глобальную транснациональную корпорацию с четкой иерархией, финансированием и пиар-обеспечением, зацементированную ясной идеологией, формирующей понятную систему нравственных координат для арабских крестьян, европейских студентов и медиа-профессионалов со всего мира.

Но главное в успехе "Корпорации ИГ" всё же не серые финансовые схемы или захваченная в Ираке американская бронетехника, а четкая, ясная и достаточно простая идеология, основанная на сложном синтезе раннеисламских учений, арабского национализма и полной лояльности к неофитам, не подавляющая, а раскрывающая их навыки и увлечения. Международный характер действия ИГ (что вынудило отказаться от географической локализации в виде Ирака и Леванта) – следствие не столько попустительства или скрытого содействия национальных спецслужб и силовых ведомств деятельности вербовщиков, сколько случайный ассиметричный ответ глобальному обществу потребления, где за фасадом навязчивых историй о единичных успехах прячется тщетные попытки выхода из паутины кредитного рабства, холодной войны "всех против всех" (под вывеской "конкуренции на свободном рынке"), и социальных экспериментов в виде навязчивой пропаганды гомосексуальных отношений и ювенальной юстиции.

"Корпорация ИГ" - своеобразный Франкенштейн, выращенный на социальных и управленческих технологиях будущего, который тянет это будущее в мир глубокой архаики и социальной деградации.

Победить ИГ военным, дипломатическим или политтехнологическим путями нельзя, как нельзя победить Идею или Мечту десятков тысяч молодых и амбициозных людей, которые являются маргиналами общества потребления и тотальной симуляции: в ИГ всё по-настоящему. Победить Мечту ИГ можно только другой, более мощной, привлекательной и справедливой идеологией в глобальном масштабе. И найти эту привлекательную для всего мира идеологию – первоочередная задача русских интеллектуалов в XXI веке.

Иначе всем настанет полный и окончательный… ИГ.

Пётр Королёв, эксперт Социально-патриотического клуба "СТАЛИНГРАД"